ILLC

Пристойные предложения.

Советское кооперативное строительство двадцатых годов

Дом, построенный жилищно-строительным кооперативом авиационного завода ДУКС. 1927 год

Не случайно говорят, что все новое – это хорошо забытое старое. Современный строительный рынок активно использует альтернативные кирпичу и бетону материалы – пенобетон, керамзиты и тому подобное. Главная причина популярности этих материалов заключается в их дешевизне, что существенно снижает затраты застройщиков. Самое интересное в том, что эти материалы не являются результатом современных ноу-хау, их начали использовать почти сто лет назад, в частности, при строительстве малоэтажных жилых домов в период НЭП, когда такие работы доверяли частным строительным бригадам.

Только сейчас современные застройщики имеют право свободно продавать на рынке свои постройки, а при Советах все возводимое жилье переходило в государственную собственность. Но “в чем была выгода частных строителей?” – спросите вы? Дело в том, что в двадцатых годах из-за роста промышленного производства произошел резкий приток населения в города, и существовавшего фонда жилья катастрофически не хватало для размещения всех прибывающих из регионов семей. Для решения проблемы государство позволило создавать жилищно-строительные кооперативы.

Внутренняя планировка секции деревянного кооперативного дома. 1927 год

Государство осуществляло 50% финансирования строительства дома в таком кооперативе, остальную долю вкладывали будущие жильцы дома, частники-застройщики заключали договор и трудились за реальные оговоренные деньги, частично используя предоставляемые государством материалы, частично производя самостоятельно. Именно частные застройщики изучили разработанные немецким ученым Кесселем технологии производства дешевых пенобетонных и керамзитных материалов и начали их внедрять.

Внутренняя планировка секции пенобетонного кооперативного дома. 1927 год

Сами застройщики после окончания строительства в накладе не оставались, а вот рабочие и их семьи за вложенные ими в постройку деньги получали лишь право жить в этом доме на правах социальных арендаторов, да и то – пока работали на предприятии, через которое государство вкладывало средства. На верхнем снимке изображен один из вариантов такого кооперативного жилого дома – “да это же современный загородный коттедж!” – воскликнет кто-то. Верно, похож, но с одной поправкой – он похож снаружи, а внутри там располагалось по 8-10 квартир, в которых даже кухни не превышали 4.5 м/кВ по площади. Правда, сами семьи, вступавшие в кооперативы, были рады хоть такой возможности получения жилья за свои кровные сбережения.

К тому же, и сам рабочий люд, вступая в кооперативы не мог платить паевые взносы из заработной платы – в виде денег ее выплачивали мизерную, а основную часть расчетов осуществляли карточками на получение продуктов и товаров народного потребления. Поэтому в такие кооперативы могли вступать лишь те, кому было что отнести в ломбард или продать на барахолке из ценных сбережений, например доставшиеся по наследству швейцарские позолоченные часы. Справедливости ради, стоит отметить, что часовой ломбард в Москве в ту пору вел расчеты достаточно честно с гражданами и был похож на современную систему часовых ломбардов. Но так было недолго, всего лишь до начала тридцатых годов, когда на смену частным ломбардам была введена грабительская система государственной ломбардной торговли «Торгсин».

А дай-ка и я черкну!