ILLC

Пристойные предложения.

Капиталистический передел земельной собственности

Насколько мы помним из истории России, большевики смогли таки убедить крестьянство в поддержке революционных преобразований тем, что пообещали им дармовую землю. Но вот в чем вопрос — советские историки несколько лукавили. Дело в том, что у крестьян как раз к моменту начала революций земля в собственности была, и не к ним обращался со своими обещаниями Ленин (да и не читали крестьяне манифестов и газет вообще). Ленин обращался именно к читающему разоренному земельной реформой Столыпина дворянству, которое в итоге и поддержало его, поверив обещаниям. Но расскажу все по порядку.

Решение аграрной проблемы в России после реформы 1906 года стало принимать своеобразную форму. По сути происходила капитализация земельного вопроса, при которой создавались условия для выгодной скупки земель помещиков крупными владельцами финансовых капиталов и государством, для дальнейшего перераспределения земли на определенных ее назначением условиях. Центральные столичные газеты, такие, как консервативные «Санкт-Петербургские Ведомости» восторгались этой формой и предрекали наступление для России золотого века. Иного, по мнению газетчиков, и ожидать нельзя от того плана землеустройства, который в после 1906 года проводился у в жизнь в Российской империи. Сущность этого плана сводилась к следующему.

Исходя, с одной стороны, из того, что дворянское поместное хозяйство, в силу переобременения долгами, перестало быть доходным, и пользование им для владельцев стало непосильным, а с другой — в виду того, что крестьянское общинное владение перестало быть производительным, в силу низкого уровня сельскохозяйственной техники в крестьянско-общественном хозяйстве и некоторых особенностей общинного строя, правительство предприняло перемещение земель из рук помещиков в руки мелких землевладельцев хуторян, через посредство государственных земельных банков.

В виду дешевизны земель помещиков к моменту, когда начало осуществляться вышеуказанное перемещение, правительство фиксировало эти цены, так сказать, девальвировало земли, в целях успешнейшего осуществления грандиозной земельной реформы. При какой цене на земли состоялась эта девальвация, центральные газеты благоразумно умалчивали. На основании отчетов главного управления земледелия и землеустройства, было известно, что эти цены были более чем безобидны для владельцев ликвидируемых латифундий.

Но не девальвация давала пищу восторженному состоянию «Санкт-Петербургских Ведомостей», а «усадебный» вопрос, остроумно постановленный и разрешенный в 1909 году главным управлением земледелия и землеустройства. Дело в том, что решено было все усадьбы ликвидируемых поместий, с известным количеством пахотных земель, выделять в особые участки, которые продавали исключительно лицам, желающим приобрести земельный ценз, нужный для выставления кандидатуры в депутаты Государственной Думы.

Распродажа «усадебных» участков уже началась настолько активно с использованием выделяемых государственными земельными банками, что в одночасье привело к другому неприятному эффекту — на рынок недвижимости было выброшено огромное количество продаваемых сельских усадебных жилых домов, и это автоматически повлекло резкое удешевление этой собственности. Остававшиеся без земли дворяне стремились избавиться и от недвижимости. И если роскошные каменные особняки еще держались на высоком уровне цен, то за деревянные дома предлагались деньги в три, в четыре раза меньшие, чем оно того стоило. А, как известно, подавляющее большинство усадебной недвижимости России составляли именно деревянные строения. Банкам, впрочем, такое положение вещей все равно было выгодно: Сбербанк, Банк Рост или Земельный Банк Саратова имеют одну цель — привлечение клиентов на наиболее выгодных условиях, предлагая вклады и кредиты.

Помните суть страданий, описанных в «Вишневом саде»? Не девичьих, о саде, а мужских — все приходилось продавать, по мнению владельцев, буквально за бесценок. Некоторые историки, изучающие причины, приведшие к успеху двух революций, уверены в том, что именно разорившееся дворянство в известной степени осуществило продвижение революционных идей в сельской местности, надеясь (как оказалось, тщетно) в мутной воде революций привести все дело к тому, чтобы отыграть назад процесс утраты ими с небольшой компенсацией былой земельной собственности и сельской же недвижимости. Однако, если Ленин обманул крестьянство, чего ради ему было бы соблюдать обещания, даваемые мелкому разоренному дворянству.

А дай-ка и я черкну!