ILLC

Пристойные предложения.

22 июня – почему такое стало возможным

Рисунок с немецкого агитационного листка. 1941 год.

Когда вспоминают о Великой Отечественной войне, мнения разделяются, причем, даже если не брать в расчет ангажированные заведомо материалы (когда поставлена задача либо критиковать руководство СССР бывшее в те годы, либо, наоборот – возвеличивать), люди все равно делятся на тех, кто ищет виновных в поражениях первых месяцев, и на тех, кто просто пытается понять, что же случилось тогда. В поисках ответа на этот вопрос в различных источниках я постоянно наталкивался на оценку деятельности Сталина, что неудивительно. И вот что я заметил в связи с этим обстоятельством – правда о Сталине не нужна никому, объективная правда о том, в каких условиях Сталин укреплялся на вершине власти, кто ему противостоял, почему в какой степени и как долго.

Например, мало кто знает, что практически до 1936 года (назначения Берии на посту начальника НКВД) ни одно силовое ведомство практически не было подконтрольно Сталину (не формально, а фактически). Ну и что, спросите вы, в этом такого? А дело в том, что в период с середины 20-х годов до второй половины 30-х в Кремле шла ожесточенная внутриполитическая борьба и борьба не на жизнь, а на смерть. Причем, противодействие реформам Сталина велось одновременно с нескольких направлений. И первое, самое мощное по своей силе, со стороны троцкистов. Когда говорят «троцкисты», то почему-то в контексте подразумевая, что это была, во-первых, незначительная и невлиятельная внутрипартийная группировка; во-вторых, мало кто представляет себе то, в чем были принципиальные разногласия Сталина с Троцким.

Начну со второго вопроса – Троцкий был достаточно последовательным ленинцем, т.е. он считал основной задачей не столько построение мощной советской империи, а разжигание пожара мировой революции, Троцкий совершенно серьезно считал, что Россию, как империю необходимо принести в жертву во имя мировой революции. Сталин же, наоборот, был более приземленным консервативным государственником, который считал, что Российскую империю необходимо укреплять не ради революции, а ради успешного геополитического позиционирования в мире. Именно от этого отталкивались методы деятельности того и другого. Троцкий был космополитичен по идеологическому признаку, причем, в худшем для России варианте. Сталин же, если и не сильно любил Россию, но собственный успех как правителя четко увязывал с процветанием и могуществом СССР как империи.

Троцкого выдавили из СССР в эмиграцию лишь в 1929 году, но за 10 лет, пока он фактически управлял всеми силовыми ведомствами, Троцкий максимально укомплектовал в них весь командный состав преданными ему лично (или идее революции) кадрами. Именно поэтому даже после изгнания Троцкого потребовались еще годы скрупулезной чистки кадров, начиная с силовых ведомств и заканчивая многими народно-хозяйственными ступенями управленческого аппарата. И троцкисты не были мифом – это была реальная угроза и государству, и лично Сталину. Во многом именно этим объясняется то, что к началу ВОВ комсостав РККА был укомплектован прежде всего по признаку поддержки тем или иным командиром линии Сталина. И часто на должности назначались не вполне компетентные кадры.

К сожалению, это были те естественные издержки, являвшиеся последствием жестокой внутриполитической борьбы на вершине власти. Иными словами, ком состав РККА просто не успели укомплектовать не поддерживавшими троцкизм достаточно грамотными профессиональными командирами – их просто не хватало на всю РККА, которая по мере приближения начала ВОВ постоянно увеличивала численность подразделений. Ведь, положа руку на сердце, следует признать, что скрытая мобилизация в РККА началась сразу после нападения Германии на Польшу и начал Второй Мировой Войны. Отдельно замечу – я не сталинист, просто я слишком много прочел литературы о нравах того времени, чтобы во всем винить Сталина и верховное руководство или комсостав РККА, говоря о причинах поражений в первые месяцы войны. Дело в том, что вот все просто в истории таких держав как СССР никогда не бывает, слишком много противоречий, слишком много лебедей, рак и щук, навязчиво лоббирующих взаимнопротиворечащие собственные варианты спасения России.

Даже читая исторические научные доклады о состоянии дел в экономике СССР, о состоянии подготовки командирского состава РККА накануне войны, достаточно часто можно встретить субъективные оценки тех или иных личностей, управлявших государством или армией. Иногда в малоизвестных рефератах можно больше почерпнуть здравой объективности, чем в трудах известных историков. Это понятно – история в нашем государстве всегда была прислужницей идеологии. А нам то важно знать о том, как это было, с учетом того насколько это похоже на реальность. Ведь и тогда в СССР управляли люди, а не придуманные некоторыми историками персонажи.

А дай-ка и я черкну!