ILLC

Пристойные предложения.

Контркультурные сети (социальный андеграунд): люди искусства | volume 01

Молодой орловский художник К. Андреев демонстрирует свой вариант оформления рекреации ЦДА. Москва. 1988 год.

Конец 80-х годов ХХ века в СССР был ознаменован мощным всплеском различных направлений контркультуры в обществе. Это было вполне естественно на фоне того, что люди, преимущественно творческие, устали жить в рамках навязываемых идеологических установок. Люди искусства больше всех остальных граждан ненавидели официально пропагандируемый единственно верным направлением в искусстве «социалистический реализм». Молодые художники, скульпторы, поэты, театральные режиссеры наперегонки взялись мастерить все абстрактное, контрреалистичное, во многом эпатажное и абсолютно непонятное 95% граждан искусство. Таким образом диктатура понятного для народа искусства в СССР закончилась.

Самое интересное, что многие люди искусства, творя подобные абстракции, при этом еще продолжали учиться в художественных и театральных ВУЗах по тем самым программам, обучающим творить реалистично по-социалистически (бесплатно, между прочим, обучались). Всевозможные культурные миссионеры Запада всячески поощряли этот андеграундный всплеск в интеллигентской среде советских граждан и не только морально – абстракционистские поделки from Russian artists скупались иностранцами мешками, творцы более заметных масштабов начали получать первые гранты от неправительственных общественных организаций Запада.

Если быть честным, я тоже в какой-то момент жизни (правда, очень непродолжительный, около двух лет) тоже поддался обаянию контркультуры – тоже снимал много непонятных фотографий, делал из разрезанных на клочки фотографий непонятные графические аппликации. Но об этом несколько позже (о себе). Но вот что меня удивляло – те самые продвинутые художники-абстракционисты почему-то без особой радости смотрели на мои фотографии, на которых они сами за счет разных техник съемки были изображены точно также – абстрактно. Некоторые художники даже просили переснять их так, чтобы они на фото выглядели вполне реалистично и узнаваемо для окружающих.

Это явление, достаточно остро переживаемое мной, кстати, всерьез разочаровало меня в общении с такими представителями культуры – по сути они мне отказывали в праве творить ровно то же с объективной реальностью, что делали они сами. Получалось так, что к своим личным фейсам на карточках они относились гораздо трепетнее, чтобы позволить какие-либо искажения, даже во имя высокого авангардистского бунта против засилия в сознании общества идеологии «социалистического реализма».

Продолжение следует.

Связанные записи

А дай-ка и я черкну!