ILLC

Пристойные предложения.

Немецкий фашизм 1923 года?

Красный перец, 1923 год

Очень интересный обнаружил материал в политическом сатирическом приложении к газете «Московский Рабочий» – «Красный перец» за 1923 год. В нем практически ничего не говорится о немецких нацистах (да и было бы удивительно), но эмблема нацистского Рейха, который только внутри небольшой по численности нацистской партии и фигурировал – он уже в советской сатире, как символ Германии. Напоминаю – это 1923 год, до победы Гитлера в Германии еще целых девять лет. По расположению орла со свастикой, непонятно, что он символизирует в данном рисунке – позитив или негатив в чаяниях немецкого народа.

В СССР разработаны планы индустриализации и готовится к запуску первая пятилетка. На контракты с немецкими инженерами концерна Круппа у Советской России большие планы – именно они начали проектирование знаменитого советского гиганта Уральский Машиностроительный завод.

Красный перец, 1923 год

Журнал явно издавался под влиянием Троцкого, поскольку полностью пропагандирует идеи национал-большевизма и программу Карла Радека (Собельсона) по организации в Германии революции. Напомним, что Радек был одним из самых искренних сторонников Троцкого.

Интересен и сам текст, который не подписан в этом журнале, но по стилистике очень напоминает Горького (по форме) и очень вольный пересказ из Священного Писания по содержанию (Исход, о египетских казнях). Сразу видно, что автор текста был всесторонне образованным человеком. Я бы сказал, образованным гораздо шире, нежели допускалось большевистской пропагандой в Советской России.

Шумят, бурлят города Германии.
Не поют песен немецкие бурши. Не весело в городах Германии.
Из города в город ходят вести… Страшные вести
Услыхав те вести, за усы берутся толстые
бюргеры Берлина и долго покачивают головой.
Говорят, что на Рейне вода окрасилась в цвет крови…
Говорят, что немецкие женщины съедают детей своих в цветущей долине Рейна.
Говорят, что по ночам на Рейне встает во весь рост Вильгельм, борода до пояса, на пальцах когти длинные, еще длиннее самих пальцев.
– Я иду, — стонет он диким, нечеловечьим голосом… И голос его, будто нож, царапает землю.
Страшно Эберту и Штреземану. Трясутся они от ужаса и тихо шепчут:
– Каутский, спаси и помилуй.
Говорят, что взамен хлеба свинцом кормят рабочих Берлина.
Говорят, что рабочей кровью смочен уголь в хранилищах Пуанкарэ.
И кровью горят глаза свинцом накормленного рабочего Пруссии и Баварии, Саксонии и Тюрингии.
Точит он свое оружие, набивает патронами сумки.
И требует германский рабочий ответа за свинец и за рурский уголь. И в ответ щелкает зубами ружейных затворов Антанта.
Зовет немецкий пролетарий русского брата:
– Брат, я восстал! Слышишь?
И могучим ответом несется ему с востока:
Слышу, брат, слышу! Держись! Иду!…

Когда подобное читаешь, то становится понятным, почему даже нацисты, придя к власти в 1932 году, серьезно опасались нападения со стороны СССР на Германию. Ну, а в далеком 1923 году германское руководство имело достаточно прямых донесений своей разведки о том, каковы намерения относительно Германии у Коминтерна, в котором Радек и Троцкий играли лидирующую роль. На рисунке ниже в сатирическом тоне показан страх немцев перед Радеком, даже наружная реклама на улицах напоминает немцам о нем. Сегодня, имея больше исторических материалов о планах Коминтерна, можно с уверенностью сказать – эти опасения не были беспочвенными.

Красный перец, 1923 год

А дай-ка и я черкну!