ILLC

Пристойные предложения.

О войне

SAM

В начале 90-х годов нашей семье жилось очень трудно. Трудно тогда жилось не только нашей семье, но и большинству знакомых и незнакомых семей. Время такое было.
Чего греха таить, и недоедали, бывало. Бывало частенько.
Мама работала, но всю её зарплату, пачки купонов, мама устало в день зарплаты выкладывала на стол и вздыхала. Купить на купоны можно было только хлеб да и то ограниченно.
Одним словом, выживали каждый как мог.

А в соседнем доме жила семья, и они перезжали навсегда. Однажды глава семьи встретил нас на улице и сказал: «Не хочется бросать книги, на русском их вряд ли кто читать будет, я вам их принесу».
Он принёс, а нас как раз не было. И прийдя домой, мы увидели в подъезде около двери огромную пачку книг и занесли их домой.
Видимо, человек нас не застал и оставил в подъезде.
Я открыла большую яркую книгу о подводном мире и увидела много денег. Пяти и десятитысячные российские купюры. Большие деньги по тем временам. Огромные. Гладкие, блестящие, увлекающие. Манящие. Ох, сколько всего можно было на них купить.
А потом пришёл этот человек, ему пора было уже уезжать. И мы могли бы сказать. Что книг в подъзде уже не было. Что ничего не видели. Что ничего не знаем.
Когда он постучал, на мгновение на наших лицах мелькнула растерянность.
Очень хотелось есть, почти постоянно.
Мы посмотрели друг на друга: я, мама и моя маленькая сестра.
И мама шёпотом нам сказала: «Мы никогда себе потом не сможем этого простить»
И мы открыли дверь и вернули все деньги.
Я раньше думала, что мама сказала шёпотом, чтобы за дверью не услышали.
Но потом поняла – она постеснялась своей растерянности.

Пусть минутной, но всё же.

Взято отсюда: Пепсиколка

3 ответов на “О войне”

  1. 1

    Середина 90-х, точнее, 1993 год. Жуткая инфляция, преподаю в универе за примерно 30 баксов + баксов 50 на МП фин.директором + за 15 баксов с головой в науке. Два сына-подростка да ещё не работающий и пьющий огроменный мужик, считающий себя моим мужем, одевать-кормить надо.. в нищете конкретно были.. я на “Приме” и муторном кофе “Майсор” держалась… мой обед в универе в те времена: кубик “Галина Бланка” на стакан кипятка с пару ломтями черного хлеба.. все дела.
    Так вот. Получаю на всё предприятие денежки на з/пл и сразу меняю большую часть на доллары, выдаю в белорусских “зайцах” и баксах зарплату, чтоб народ хотя бы через неделю смог чуть на больше поменять на прокорм. Один раз в обменнике мне передали долларов 300 – сумма огромная для девчонки-кассира в обменнике по тем временам. Обнаружила уже на предприятии, подъехала в обменник после обеда, спрашиваю, была ли недостача до обеда. Девчонка: “Да” и точно ту сумму, залишне мне отданную, называет. Я ей выкладвыаю деньги, а она: “Неужели ещё такие люди бывают.” Спокойно так сказала, без спасиба. Посмотрела на меня как на сумасшедшую и даже фыркнула. И чёт я в тот момент пожалела, что вернула ей деньги.. “Бог дал..”. И часто мне так “передавали” деньги, в магазинах, в основном.. всегда возвращала при обнаружении, не жалея и даже не задумываясь.. А вот тот случай в обменнике – уверена теперь, не надо было возвращать.
    Знаю точно, чтобы дети не голодали, могла пойти на преступление в человеческих глазах, но в глазах самой Жизни – преступление ли не дать голодать детям?!
    Столько в жизни..

  2. 2
    инструкция по выживанию says:

    Детство было, а черт с ним, с детством.
    Детство страдало изобилием сладостей.
    Реализованным правом каждого —
    Прямо из детства в лабиринты заводов.
    Кубический метр чистого воздуха,
    Своеобразная поэзия лозунгов.
    Квадратные дюймы общей жилплощади
    Плечом к плечу в бесконечную очередь.

    О, моя Северная страна
    Моя Северная страна.

    От болезней слепой убежденности
    До иммунитета необходимости
    Год за годом вперед, без прошлого,
    Утешаясь долгом и ложью.
    Магический пепел любовного голода,
    Зимой — атрофия застывшего города,
    Как закоченелые пальцы у горла —
    Печальные лица плацкартных вагонов.

    О, моя Северная страна
    Моя Северная страна.

    В этой стране не принято плакать.
    Здесь каждый день выпускается столько
    Войной закаленного сталепроката,
    Что Сталиных хватит надолго.
    Квадратные дыры тюремных коридоров,
    Железные двери военных кордонов,
    Кровавая пена столетних раздоров,
    Литые круги перекошенных ртов.

    О, моя Северная страна
    Моя Северная страна.

  3. 3

    Веет, веет Южный ветер..

А дай-ка и я черкну!