ILLC

Пристойные предложения.

Первая «полиция» на Руси

Опричники. Птюхин Василий Иванович.

Первые упоминания о людях, в чьи служебные обязанности входило ведение «незримых боев» с теми, кто «кое-где» честно жить не хочет, встречаются еще в древнеегипетских папирусах. Власть фараона опиралась на его божественный авторитет, поддерживаемый прообразом современных силовых структур, причем в задачи этого «прообраза» входило не пресечение инакомыслия, а именно поддержание общественного порядка.

На Руси тезис о необходимости оснащения добра кулаками впервые был применен на практике спустя какие-то три тысячи лет – примерно в IX – X веках. В Киевском государстве военизированная княжеская дружина не чуралась и правоохранительной деятельности. В 1550 году эта самая деятельность была регламентирована писаным законом. Той «обезьяной», от которой произошел «человек» современного Уголовного кодекса, стал «Судебник» – свод законов, классифицирующих преступления и определяющих адекватные наказания. По типам «Судебник» разделял правонарушения следующим образом: душегубство (убийство), татьба (кража; отсюда – «тать»), разбой и ябедничество (!).

Военный, туристический или театральный бинокли служат каждый выполнению одной функции (приближения зрения), но в различных условиях эксплуатации. Театралу нужен легкий и изящный бинокль, туристу – легкий и компактный, а военному человеку нужен мощный дальнозоркий бинокль. Военный человек – Родину охраняет.

Уголовному преследованию подлежали «государский убойца» (условный «Герасим», решивший, что «замочить» барыню гуманнее, чем утопить Му-Му), «кормольник» (диссидент-теоретик), «подымщик» (диссидент-практик), «церковный тать», «головной тать» (видимо, похититель чужих холопов), «зажигальщик» (поджигатель строений), «ведомый лихой человек» (дебошир, хулиган). Не забыли и государственные преступления (например, статья «Сдача города неприятелю»); с потрясающей многовековой прозорливостью была предпринята попытка борьбы с коррупцией: должностным лицам вменили в ответственность вынесение неправосудного решения, судебный подлог и лихоимство. Следует подчеркнуть, что исполнительная функция правосудия, то есть «работа в поле», в ту пору по-прежнему была возложена на военных.

Первым опытом формирования регулярных военизированных подразделений специального назначения, то есть не для защиты от иноземного супостата, а для применения силы внутри государства, можно считать опричнину Ивана Грозного. Пример, впрочем, условный, поскольку цели и задачи, поставленные царем-параноиком перед опричниками, соответствовали функциям органов госбезопасности в самые лихие ее времена. Важен сам прецедент создания мобильных вооруженных сил, специализирующихся на внутренних делах. Интересно, что именно тогда у «органов» впервые появилась собственная «геральдика»: внешним отличием опричников служили собачья голова и метла, притороченные к седлу – «прозрачный» намек на готовность грызть и выметать изменников. Метлу эту предлагаю запомнить, так как она вновь всплывет в совсем неожиданном месте.

Константин Андреев.

А дай-ка и я черкну!