ILLC

Пристойные предложения.

Размышления мелкого горнопромышленника

Иностранцы никогда никаких дел в крае не создадут, а будут хищнически сосать из него жизненные соки.

Иногда интересно бывает почитать, что писали непосредственные рядовые практики в том или ином деле сто лет назад. И диву даешься – век прошел, а проблемы остались все те же, буквально читаешь сегодняшние подвалы отраслевых газет с Урала, Сибири, Камчатки или Сахалина. Да и “хозяйствование” реформаторов по типу “все ТНК в гости к нам” добавило негативного опыта в оценке ситуации. И это разве что-то новое для России? Вот небольшая исповедь мастерового горнопромышленника А. Каберова, опубликованная в одной из газет Сибири в 1910 году.

Больше, чем полжизни провел я около горного дела, геологию, минералогию, физику читаю постоянно, точь-в-точь как набожный человек молитвы каждодневно на сон грядущий. Интересуюсь и механикой современной, особенно тем, как облегчили эту работу за рубежом – у них там и электростанцию построят рядом, и не руками все таскать, а таль электрическая все поднимает. У нас же до сих пор все на мужике и лошади, кто раньше надорвется. Уродился, знать, уж таким любителем неорганической природы и горного дела. В поисках за минералами и ископаемыми я исколесил почти все уголки Восточной Сибири, много раз голодал в отдаленной тайге по неделям и блуждали по ней с товарищами, рискуя жизнью. Сделал я массу всяких открытий и заявок на ископаемые и руды, но пока что во всем этом для меня не было толку: без солидного основного капитала далеко не уйдешь.

Мелкому горнопромышленнику ходу нет, напротив того, драконовские горные требования окончательно убивают ее. Так однажды я нашел мощное и надежное месторождение каменного угля, заявил о нем, куда следует, как первый открыватель. Мощный пласт угля и близость его к линии железной дороги сулили мне полную надежду, что, наконец-то, мои труды по поискам горных богатств вознаградятся; но не так вышло на самом деле. К моему неблагополучию, после моей заявки об этом месторождении каменного угля, узнал один сибирский каменноугольный туз, который порешил то же самое место захватить для себя, а меня оттеснить; благодаря его вмешательству в это дело, меня, без всякой церемонии, от этой заявки оттеснили, всю мною открытую каменноугольную залежь отдали каменноугольному тузу. Он и по сие время делает на ней дела, добывает уголь и сдает его в железную дорогу с громадным барышом. А я — первый открыватель этого месторождения — гляжу на его хозяйничанье, да горюю. Сколько я пел, жаловался по поводу этого вопиющего дела, толку для меня не было.

Много раз мне приходилось слышать, как словоохотливые люди на досуге красноречиво толкуют о желательности проведения, в возможно большем количестве, путей сообщения в крае, и о привлечении к этому строительству частных капиталов, дабы тем самым поднять благосостояние края, но пока что, для строительства путей сообщения в Сибири никто частных капиталов не предлагает, дороги не строятся, а в виду полнейшего застоя в делах края и по существующему сибирскому пути провоз сокращается. И если этот бесконкурентный путь работает плохо, то по новым путям, при таком упадке дел, я думаю, ездить будет совершенно некому. Для поднятия края в экономическом отношении есть выход. Он заключается в том, чтобы создать мелкую горнопромышленность. Благодаря имеющимся баснословным горным богатствам в крае при свободе горного промысла для мелкой промышленности, Восточная Сибирь сразу же сильно подымется экономически. Для поддержания мелкой горнопромышленности на первое время нужно учредить специальный банк, в котором имелись бы специалисты служащие, которые могли бы точно оценивать местности, под которые он будет выдавать субсидии; я полагаю, что, когда разовьется в Сибири возможность заниматься горным делом и небогатому народу, тогда безусловно потребуются и пути сообщения, а на строительство их найдутся частные капиталы, тогда капиталы будут затрачиваться без риска.

Но пока в крае не будет развита мелкая горнопромышленность, как другая мелкая промышленность, до тех пор, я полагаю, и ждать лучшего для Восточной Сибири нет основания, ибо новых солидных дел у нас не создается, а наоборот — многие старые солидные дела разрушаются. Для организации промышленных дел в крае многие ждут иностранцев, но это ожидание, как я думаю, тщетно. Иностранцы никогда никаких дел в крае не создадут, а будут хищнически сосать из него жизненные соки, как сделали это американцы на чукотском полуострове, и русский мужик будет только для их пользы гнуть свою спину, играя роль рабочего скота. Не лучше ли будет, если он будет сам работать на себя, в мелких горных предприятиях?

А дай-ка и я черкну!