ILLC

Пристойные предложения.

Структура российской полиции после Петровских рефом

Низшим полицейским звеном, в обязанности которого входило наблюдение за порядком на улицах, являлись будочники.

Петровские начинания подхватила и довела до ума Екатерина II. Именно в годы ее правления была сформирована структура правоохранительных органов, просуществовавшая без существенных изменений почти 150 лет, то есть вплоть до Октябрьской революции. В ходе проведенной императрицей административно-территориальной реформы 1775 года был создан специальный полицейский аппарат в уездах.

В результате сложилась такая схема. В губернских городах Управу благочиния (аналог УВД екатерининских времен) возглавлял полицмейстер, в уездных – городничий. Гоголевский Антон Антонович из «Ревизора» занимает именно эту должность, поэтому следует пояснить: городничие «рулили» не только силовыми структурами уездного центра, но возглавляли всю его исполнительную власть. Поскольку Управа являлась не только полицейским, но судебным органом по мелким уголовным и гражданским делам, в ее штат входили два пристава – «уголовный» и «гражданский». Весь город делился на «части» (районы), каждая из которых имела частную (здесь и далее имеется в виду районный характер чего-либо, а не форма собственности) полицейскую команду под началом частного пристава.

В крупных городах следующей единицей административного деления был околоток. Помните у Есенина: «Я московский озорной гуляка / По всему Тверскому околотку…»? Соответственно, за «благочиние» в околотке отвечал околоточный надзиратель. В мегаполисах именно ему, а в городах попроще – непосредственно частному приставу подчинялись квартальные надзиратели. Нетрудно догадаться, что в ведении каждого из них был квартал. Низшим полицейским звеном, в обязанности которого входило наблюдение за порядком на улицах, являлись будочники. Эти наблюдали за всем происходящим на улице – к кому нынче сваты приходили, кому доставили шикарный свадебный букет, кто в какой дом переехал после свадьбы, сколько скарба перевезли.

В марте 1897 года императорским указом Павла I и трудами генерал-губернатора Санкт-Петербурга Николая Петровича Архарова (отсюда, кстати, «архаровцы») полномочия будочников были расширены, и на улицы российской столицы впервые вышли городовые. Обязанности российского городового были всеобъемлющими и хлопотными. За каждым из них был закреплен участок, где страж порядка, как правило, и проживал. На своей территории он должен был знать все присутственные места, храмы, аптеки, больницы, родильные приюты, питейные заведения и постоялые дворы; все улицы, все дома на них со всеми чердаками, подвалами, входами, выходами и проходными дворами. Также он должен был знать фамилии всех домовладельцев, а всех дворников (sic!) – в лицо. Помимо выполнения обязанностей, сходных с обязанностями нынешних участковых, городовые несли постовую службу на своем участке и дежурили в околотке. Собственно, именно с городовых в России началась регулярная патрульно-постовая служба.

В широких народных массах городовые вызывали симпатию и сочувствие, и не случайно в конце XIX века известный русский художник-анималист Николай Сверчков на своей картине «Взбесившаяся тройка», запечатлел подвиг питерского городового Алексея Тяпкина, на скаку остановившего понесшую по Невскому проспекту тройку лошадей. Сейчас эта картина находится в экспозиции единственного в нашей стране музея ГИБДД (!!!).

Константин Андреев.

А дай-ка и я черкну!