ILLC

Пристойные предложения.

«Вешалка» милицейского «театра»

Разгон несанкционированной демонстрации. Москва. 2011 год.

Понять, с кем именно имеют дело граждане, закон преступившие, или, напротив, их жертвы, а также разобраться со способами обеспечения общественной безопасности, проще всего на примере первичного звена УВД любого города – районного отдела внутренних дел.

Подобно тому, как «театр начинается с вешалки», правоохранительные органы начинаются с РОВД. Аббревиатура, впрочем, условная, поскольку правильно это подразделение называется «Отдел внутренних дел по «Энскому» району города «Эн». В Орле таких отделов, стало быть, четыре.

Любая оперативная информация («Ограбили-и-и-и!!!»), поступившая по телефону «02», проходит следующий путь: сообщения непосредственно по этому номеру принимает дежурная часть при штабе областного управления внутренних дел. Если только дело не касается, скажем, зверского убийства Димы Билана в вашем подъезде, оперативный дежурный дежурной части переадресует полученную информацию своему коллеге из отдела внутренних дел по району, откуда поступил звонок. Ну, а оперативный дежурный дежурной части штаба районного ОВД уже принимает конкретные меры. Иногда достаточно выслать на место наряд милиции из патрульно-постовой службы, иногда приходится отправлять на выезд оперативную группу.

Сложно? Да нет, не сложнее, чем понять влияние Луны на Землю – это на словах получается громоздко. А на деле тем, кто хотя бы раз бывал почему-либо в РОВД, всё должно быть ясно: милиционер у входа, за стеклом у окошечка подле телефона – это и есть оперативный дежурный. Пространство позади него с парой-тройкой других милиционеров и кучей столов, заваленных бумагами, – это дежурная часть и представительство штаба в одном флаконе. Все прочие трудятся, сокрытые от глаз прихожан – на улицах города, либо в своих рабочих кабинетах. Подробнее о том, чем кто в райотделах (и не только) занимается, я расскажу ниже, пока же остановимся на подразделениях, каждое из ОВД формирующих.

Криминальная милиция «на местах» представлена отделом уголовного розыска, отделением по борьбе с экономическими преступлениями и группой оперативно-розыскной информации. Последняя ведает всеми возможными базами данных – начиная с электронной картотеки отпечатков пальцев и заканчивая базами телефонов и автомобильных номеров. Речь идет, подчеркиваю, о систематизированной информации. Работа с осведомителями – не их вотчина.

Куда шире в райотделах развернута милиция общественной безопасности. Во-первых, под сенью Дежурной части бережет различных форм собственность Отдел вневедомственной охраны; во-вторых, задержанных всегда готова препроводить к местам временного содержания группа охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых; и, в-третьих, по улицам ходит-бродит всеми нами горячо любимый взвод ППСМ – патрульно-постовая служба. Ходит-бродит, конечно, не всем взводом, а небольшими патрульными группами, по два-три человека, украшенных рациями и резиновыми дубинками. Патрулирование раскинувшихся вольно, но самих по себе немноголюдных районов города осуществляется на автомобилях с красивой надписью «ППС». За «распитие» (слово-то какое вкусное! – Что ты делаешь? – Я распиваю пиво!) пенного напитка в общественном месте нарушителя общественного порядка и благополучия задержат именно доблестные представители патрульно-постовой службы. И довольно о них.

Константин Андреев.

А дай-ка и я черкну!