ILLC

Пристойные предложения.

Свидетельства о спекуляции в секторе частной торговли ТНП

Кооперативная торговля мануфактурой на Сухаревском рынке в Москве. 1925 год

После настоящего живого свидетельства о том, как осуществлялся пролетарский контроль за кооперативной торговлей в продуктовом секторе, предлагаем вам прочесть другое свидетельство – рассказ женщины, которая, тоже состоя в Московском совете рабочих депутатов, по поручению совета выявляла факты спекуляции товарами народного потребления. Но перед этим поясним, в чем суть этой кооперации заключалась. А период НЭП в СССР государственные промышленные производства выпускали недостаточное количество ТНП, большинство которых распределялись среди государственных рабочих и служащих по специальным карточкам.

Если возникали излишки, их отправляли в свободную торговлю за деньги, которую с середины двадцатых годов часто осуществляли торговые кооперативы. В этом секторе нередко возникали нарушения установленных правил реализации предоставленных частникам товаров, производимых на государственных предприятиях.

“Гражданскую войну провела я на фронте. Муж мой работал в главном восстановительном железнодорожном отряде, а я в культотделе. В 1923 году домашние хозяйки выбрали меня в лавочную комиссию. Кроме того, я стала заведовать детским садом и детской площадкой своего района. С 1926 года я работаю в торгово-кооперативной секции, и меня прозвали «спецом по спекулянтам». Помню, как на обследовательской работе с товарищем Никитиной мы контролировали частников. *Всероссийский Текстильный Синдикат отпускал частникам мануфактуру, обязав их продавать населению с накидкой не свыше 10% и не больше 10 метров в одни руки. В действительности же, накидки иногда превышали 100%, а вечером, на квартире у спекулянта, товар можно было получать целыми кусками. Вот тут-то их и надо было накрыть. Ты хитра, а они еще хитрее. Однако, удалось и им точку поставить. Теперь вот борюсь с неправильным получением, товаров. До десяти раз иной спекулянт, не имеющий никакого отношения к кооперативу, мануфактуру получает. К стыду нашему нужно сказать, сами пайщики этому виною. Передают свои *книжки другим, а потом на бобах сидят. Спекулянты у меня на учете. Я их не люблю, и они меня тоже. Недавно по злобе на меня, пальто мне краской облили, и не устают грозить. Пусть грозят, я их не боюсь. Делаю свое дело—и все.”

*Рабочие книжки содержали талоны, по которым шло бесплатное распределение товаров для служащих и рабочих через государственное распределение, часть этих людей вступало пайщиками в торговые кооперативы. Им позволялось вкладывать свои деньги в развитие, но не допускалось использовать распределительные талоны, для пополнения ассортимента товаров в кооперативных магазинах. В те времена система лабораторного анализа товаров еще не существовала, лабораторные работы были уделом химических научных или производственных лабораторий и в контроле товаров еще не использовались. Поэтому порой трудно было отличить, к примеру, ткань – где она произведена. Во время НЭП существовали и частные небольшие ткацкие производства. В задачи контролера входило также определение источника продукции – частное или промышленно-государственное.

А дай-ка и я черкну!