ILLC

Пристойные предложения.

Интересная биография одного члена пролетарского контроля

Воскресенье в парке. 1925 год (любительское фото)

В предыдущем материале мы начали тему о том, как осуществлялось привлечение частных торговцев к обеспечению государственных рабочих и служащих в период НЭП, и как была организована служба контроля за деятельностью частников. Сколько людей, столько и судеб, но одна из них привлекла наше особое внимание. Предлагаем познакомиться с кратким изложением своей необычной биографии женщины, контролировавшей в двадцатых годах частную торговлю в рамках полномочий, предоставленных ей, как члену «торгово-кооперативной» секции контроля Совета рабочих депутатов в Москве.

Никитина, Мария Федоровна, родилась в глухом лесу, в 30 верстах от Иваново – Вознесенска, в сторожке лесника. Отец ее сторожил лес, принадлежавший богатому фабриканту Горелину.

Ее рассказ о себе прекрасен, лишь качественные школьные сочинения по литературе способны составить ему конкуренцию:

“Шестнадцати лет вышла я замуж. В 1919 году переехали мы на жительство в Вязниковский уезд. Здесь муж мой служил конторщиком на фабрике. При фабрике, был рабочий клуб и библиотека. Дома у меня были две люльки, а я по вечерам все свободное время отдавала клубу. Режиссер драмкружка нашел у меня способности к сцене, я стала играть. Рабочим моя игра нравилась. Бывало, играю, а в антракте бегу домой, загримированная, посмотреть, как мои ребятки. Погляжу, и опять бегом в клуб.

Когда в 1924 году переехали мы семьей в Москву, ребята мои уже подросли и свободного времени у меня прибавилось. Я стала бывать на заводских собраниях. Меня потянуло в партию, захотелось испытать свои силы на общественной работе. Я подала заявление о приеме в партию в заводскую ячейку. Мне назначили трехмесячный испытательный срок, а пока дали вести работу среди женщин-домашних хозяек. В это же время я усиленно занималась политграмотой. В 1925 году организация домашних хозяек при Владимирском химзаводе выдвинула меня в члены Моссовета. С этого времени и начинается моя работа в торгово-кооперативной секции, сначала Московского Совета, а потом и своего, Рогожско-Симоновского.”

Свидетельства Никитиной о том, какие недостатки она выявила у частных торговцев, работавших в кооперации с государством, торгуя продуктами для государственных рабочих и служащих СССР.

“У кооператива было семь магазинов — в каждом нашлись недочеты. Администрация вся¬чески выказывала мне свое недовольство, ставила препятствия, но я взяла курс на терпение. Перво-наперво добилась, чтобы прейскурант был вывешен на видном месте, и чтобы цены его совпадали с ценами, выставленными на товарах. Затем я взялась за осмотр продуктов. То тут, то там находился товар с душком. В одном магазине, например, нашлось до 20 пудов негодной солонины, и до семи пудов гнилого компота. Составила акт. Выбросила гнилье вон. Заглянула в хлебопекарню. Там — грязь. Поговорила с кем надо,— стало чище. Потом повела и до сих пор веду борьбу с неудачным подбором товара. Это наше больное место. Кроме всего прочего, я проводила обследовательскую работу на тринадцати московских рынках.”

PS. Отдельно оговоримся, что к середине двадцатых годов в народном хозяйстве СССР был еще один сектор, требовавший качественного обеспечения продуктами и прочими товарами – «Совинтур». Но в эту индустрию государство никогда не впускало частный бизнес периода НЭП. Поэтому после краха коммунистической идеологии российским туроператорам пришлось либо использовать остатки советского туристического бизнеса, либо строить свой базис. Серьезные компании, такие как туроператор пегас туристик, смогли успешно и продуктивно использовать лучшее из опыта советской туриндустрии в сочетании с современным передовым опытом современного мирового рынка туристических услуг. О системе «Совинтур» мы будем подробно рассказывать в наших следующих публикациях.

В следующем материале читайте свидетельства о народном контроле в секторе частной торговли ТНП.

Один, но меткий камент на “Интересная биография одного члена пролетарского контроля”

  1. 1

    […] настоящего живого свидетельства о том, как осуществлялся пролетарский контроль за […]

А дай-ка и я черкну!