ILLC

Пристойные предложения.

Религиозные сети – обличители (псевдоапологетика) | volume 01

Не религия является опиумом, а гордыня превращает религию в опиум

Существует огромный пласт общественной жизни, который за последние два десятилетия настолько перенасытился страстями и антагонистическими выпадами, что обходить его вниманием здесь было бы нечестно. И этим постингом я хочу начать тему обсуждения не самих религий, а отношения к религии самих людей (и верующих, и атеистов), в которой попытаюсь шаг за шагом описать некоторые из видимых конфликтов, их подоплеки, истоки.

После крушения господства коммунистической идеологии в СССР и подконтрольных ему странах Европы одновременно были прекращены и гонения на верующих граждан и на сами Церкви. Была объявлена свобода вероисповедания и бывшим при комми в загоне Церквям был дан старт на восстановление порушенного в народе религиозного сознания за годы диктатуры воинствующего атеизма. В гонке за души граждан приняли участие не только традиционные авраамические ортодоксальные конфессии (Иудаизм, Христианство и Ислам), но до этого неизвестные нашим гражданам религии.

И вот весь этот винегрет нарастающей лавиной навалился на сознание в общем-то еще достаточно сильно атеистически настроенных граждан. И проблема состояла в том, что в целом большинство людей верило в то, что нечто главенствующее нал миром сверхъестественное есть, но разобраться в том, какое определение ЭТОГО каждый для себя считает верным, оказалось очень и очень трудно – сказался серьезный урон, который нанесла атеистическая пропаганда сознанию советских (и просоветских) людей. Подсознание жаждет Бога, а сознание не может Его найти.

И для начала предлагаю все же определиться с некими основополагающими правилами, которые воспитывают в сознании прихожан практически все основные религии, разумеется, я о правила, касающихся отношения верующих к другим религиям и конфессиям через призму веру в те символы веры, которые исповедует каждая конкретная конфессия. И первым, самым главным тезисом является требование исповедовать только такое определение Бога, которое принято в данной конкретной Церкви, а другим интерпретациям предлагается относиться, как минимум, снисходительно, но ни в коей степени никогда не признавать их верными.

И вот именно в этом присутствует первый камень преткновения для верующих – соблазн для их неокрепших в вере душ, которые продиктован присущей грешному сознанию гордыней. Так устроен человек со времен грехопадения, что он не может просто веровать в Бога тем или иным почитанием, он зачастую еще и испытывает потребность в том, чтобы гордиться этим перед инославными своими собратьями, доказывать им неправильность их веры, порой достаточно агрессивно. Как правило, подобное поведение вызвано тем, что верующий, не желая изменять себя, делать себя лучше и ближе к Богу, замещает религиозный порыв на попытку исправить вокруг себя всех остальных, подчинить их собственной воле. Должен заметить, что к миссионерству это не имеет никакого отношения.

Общественное обличение неверия, суеверия и т.д. это вообще задача, не входящая в компетенции мирян, обычных прихожан, не являющихся служителями церкви. И если какая-то Церковь (официальными ли своими постановлениями, мнением ли конкретного духовного лица) делегирует часть этих полномочий мирским прихожанам, она, на мой взгляд, совершает чудовищную ошибку, провоцируя в неокрепших душах прихожан проявление гордыни и нетерпимости не к греху как таковому, а к носителям иных форм греха. С давних пор известно, даже мирским психологам, что свои недостатки лечить или исправлять гораздо сложнее, чем мириться с ними, находя и обличая еще более «худшие» недостатки и болезни в других.

Один, но меткий камент на “Религиозные сети – обличители (псевдоапологетика) | volume 01”

  1. 1

    […] придерживаться объективности, начну рассмотрение ранее начатой темы подробно с нестандартных христианских движений, […]

А дай-ка и я черкну!