ILLC

Пристойные предложения.

Как появилось псевдознание о верованиях древних людей

Останки каменного фундамента жилища времен позднего неолита в Болгарии.

Когда в XIX и первой половине ХХ века сторонники атеистического просвещения активно публиковали свои представления о быте и религии древних людей, большинство из них заведомо лукавили, иначе трудно объяснить непонятные некоторые их выводы. Например, на Гавайях кухню сооружали традиционно отдельно от хижины потому, что женщины почти постоянно были беременны, а если не беременны, то в силу естественного цикла далеко не всегда к ним следовало приближаться горячим гавайским мужчинам (мужьям их, разумеется). Соответственно, и в период естественных кровотечений у женщин запрещалось рядом с ними вкушать пищу (любое кровотечение считалось признаком нечистоты, если это не боевая рана).

Но при этом атеистически верующие гуманисты придумали, будто в далекие времена мужчинам вовсе запрещалось употреблять пищу, приготовленную женщинами, и совершать трапезу вместе с ними. Это было полнейшим бредом, ибо абсурдно – где же они тогда все жили (простые гавайцы дворцов никогда не имели, чтобы делить их на женскую и мужскую половину). А когда в конце XVIII века король Камехамеха решил по примеру белых «цивилизовать» нравы своего народа и отменил древний запрет, на островах вспыхнули волнения. И это также является бредом – Камехамеха I имел достаточно причин для недовольства некоторых племенных вождей и без влезания в кухонный быт простолюдинов – он первым объединил все местные народы в единое королевство. При этом этот гавайский правитель был исключительно верующим человеком, он установил дипломатические отношения с Британией, но не собирался переносить в свой народ развращенные европейские нравы.

Особо опасным бедствием испокон веку были пожары, причем многие из них возникали от молний. И тут тоже бытовало множество своеобразных примет и обрядов. Так, этруски считали, что если молния ударила в общественное здание или на площадь, где происходят собрания, значит, населению угрожают внутренние раздоры или даже государственный переворот. Если же молния ударила в городскую стену — ожидай нападения врага, к тому же с той стороны, куда целила «посланница небес». И это действительно было так, ибо с древнейших времен молния считалась оружием Бога, его вестником, проявлением его повелений. Поэтому не случайно то, что к поражению построек молнией люди относились весьма внимательно — молнии далеко не в каждую грозу поражали жилища людей.

Но со временем строители начали использовать и “естественные молниеотводы”, способность к защите от молнии которых была выявлена эмпирическим путем — и это также не являлось признаком использования магии, это было обычным практическим исследованием материи и использованием ее свойств. Древние говорили: «В дерево лавр, в птицу орла и в рыбу морскую корову не попадают молнии». Поэтому, думали они, заделанные в сооружение, животные и растения отведут опасность. Альберти, знавший об этом обычае, писал: «С таким же успехом можно надеяться на то и верить тому, что лягушка, заключенная в глиняный сосуд и зарытая среди поля, отгонит птиц от посевов». Но при этом Альберти забыл упомянуть то, что никто не использовал лягушек в глиняных горшках для отпугивания птиц — налицо атеистическое передергивание знание и смешивание их с клеветой на древних строителей.

Во Франции считалось, что от молнии может спасти букет или венок из папоротника, белой полыни, чеснока и ветки орехового дерева. Такой букет или венок подвешивали над дверью дома или хлева и хранили весь год. Болгары надеялись, что от молнии могут уберечь ветви платана. В Финляндии, чтобы защитить дом от молнии, 25 июля пол застилали листвой и в этот день старались не производить шума, чтобы не привлечь грозы. На юге Германии 10 августа, (по местным поверьям, это самый жаркий день в году) люди в молчании отправлялись на поиски «угля Лаврентия», который якобы лежит где-то неглубоко в земле и может защитить от огня и молний. Обратите внимание на то, что ключевыми являются вполне конкретные материалы, породы древесины, которые, к слову, до сих пор используются при отделке интерьеров и мебели. Но при этом никто не спешит мебельщиков и дизайнеров обвинять в магизме.

Безусловно, в Европе на излете средневековья бывали и издержки обратного свойства, когда некоторые не в меру ретивые церковники противились продвижению в обществе научно-технических новшеств, обеспечивающих безопасность жилища. Когда в XVIII веке Франклин изобрел громоотвод, модницы стали щеголять в шляпках с громоотводами. В то же время парижский домовладелец де Визери, одним из первых поставивший громоотвод на своем доме, был за это предан суду, процесс длился четыре года, пока в конце концов де Визери не оправдали. Сегодня каждый современный загородный коттеджный поселок оснащен целым комплексом молниеотводов, защитой коттеджных электронных систем управления домом, средств связи. И эти технические новшества нисколько не мешают верить в Бога верующим людям, которые в них живут. Иными словами — псевдо представления о свойствах бытия нередко рождались как у атеистов, так и в религиозных сообществах.

И нередко атеистически верующие историки историки (намеренно или в добросовестном заблуждении) путали защиту от внешних природных стихий с защитой мистического свойства. И этим вносили серьезную понятийную сумятицу в сознание читателей научно-популярных изданий. Тем более, что никто из них так и не смог эмпирически доказать как отсутствие Бога, так и отсутствие демонов противников Бога. А это все силы, которые к земному благополучию человека имеют самое непосредственное отношение. И древние строители прекрасно понимали это.

2 ответов на “Как появилось псевдознание о верованиях древних людей”

  1. 1

    […] по этой причине никогда не выкидывали на улицу ни мусор из дома, ни, тем более, части жилища после […]

  2. 2

    […] Древние жители планеты, как выяснили историки, куда больше знали – и о Боге, и о противящихся Ему невидимых силах. У французов, […]

А дай-ка и я черкну!